Имеет значение

Жаркая ночь, сулящая непогоду, сдержала своё обещание лишь частично. Лужи, оставленные утренним дождиком, сохли в лучах знойного дня. Ветерок колыхал занавески в распахнутых окнах. Вдоль дороги, за забором, пахли неотцветшие липы. Стояло лето, похожее на лето из стихотворения Бориса Пастернака «Лето в городе», но с поправкой на населённый пункт – потому что наша история произошла в дачном посёлке.

Лето на природе – настоящее лето. Особенно, если рядом с твоим домом имеется удобная (так и хочется сказать «душевная») беседка, в которой приятно отдохнуть вечерком за чашкой ароматного чая. Михаил Борисович, профессор на пенсии, кивнул приятным мыслям о беседке и, взяв бечёвку, мерную рулетку и колышки, стал намечать размеры будущей постройки. Кроны деревьев создавали приятную тень.

Михаил Борисович думал наперёд – о быстрорастущих лианах, поднимающихся по стойкам беседки; об улыбке супруги, когда та приедет из города и увидит дачный павильон, придающий особый шарм саду; о вкусном шашлыке и компании старых друзей за круглым столом. Думать об этом было приятно, но впереди профессора ждало много работы: рытьё ям, установка столбов, бетонирование, обвязка брусом, строительство пола и двухскатной крыши, внутренняя отделка...

«Ничего, ничего, справлюсь», – подбадривал себя Михаил Борисович. Главное, есть силы и желание, да и место позволяет – спасибо габаритам вертикального газгольдера.


Три года назад специалисты компании «Терриком» установили на участке Михаила Борисовича автономный газгольдер «Антонио Мерлони», проверили и запустили систему автономной газификации.

Три года безупречной работы. Незаметной работы – вот более правильное словосочетание, более честное. Когда оборудование функционирует незаметно и не надоедает капризами – это комплимент его качеству. Раз в год Михаил Борисович вызывал газовоз, чтобы заправить подземный резервуар, – на этом хлопоты с итальянским газгольдером заканчивались. На «шляпу» газгольдера, украшенную декоративным камнем, профессор смотрел скорей эстетическим, чем техническим взглядом.

А вот Константин, сосед Михаила Борисовича…

 

…а Константин в это время нервно кружил вокруг горизонтального газгольдера, точнее, вокруг его горловины, выглядывающей из сочной травы. Он то приближался к «шляпе» резервуара, то отходил, прицениваясь, озирался на дом, на ведущую к гаражу дорожку, прищуривался, измерял взглядом, а после перемерял рулеткой, и в расстроенных чувствах качал головой.

«Банька, накрылась банька, – думал предприниматель, заходя на очередной круг. – Да что там банька… даже беседку не впихнёшь! Эх! Вот тебе и размеры газгольдера!»

Константин поворачивал голову к общему с Михаилом Борисовичем забору, смешно подпрыгивал и снова качал головой. Сосед-профессор трудился в саду; оглянуться не успеешь – и уже чай позовёт пить в свой садовый бельведер».

Константин понял, что кусает нижнюю губу, кусает давно, в кровь. Всё эти нервы! Угораздило же с этим горизонтальным газгольдером! Мало того, что зимой отказался выпаривать газ – пришлось покупать дорогой испаритель, так и место «съел» будь здоров – даже беседку сладить негде. Нормативы по расстояниям от газгольдера до дома и других объектов нарушать нельзя, асфальт над ёмкостью не положишь, фундамент не зальёшь. Константин вспомнил огромную яму, вырытую под газовый резервуар, – два на пять метра вышла, хоть детский бассейн делай, весь участок тогда перерыли монтажники.

Не даёт, не даёт «горизонталка» развернуться. В районе газгольдера лишь цветам и траве «зелёный свет» дан.

«Эх, не послушал тогда соседа. Надо было в «Терриком» звонить… переделывать на корню, ставить качественное итальянское оборудование, вертикальную ёмкость, а не «навешивать» на горизонтальный резервуар испаритель».

Н-да, испаритель! Та ещё головная боль… Проблему выпаривания газа в мороз он-то, конечно, решает: берёт сжиженный газ со дна газгольдера, доставляет в камеру, где переводит в паровую фазу, а после транспортирует в дом. Но, как понял Константин, такие меры адекватны лишь при необходимости большой производительности. А в его реалиях… Во-первых, дорого, ох, дорого обошёлся этот испаритель – почти десять тысяч евро из кармана вытянул. Во-вторых, электричество «уплетал» за обе щеки, пятнадцать киловатт в час. В-третьих…

Константин махнул рукой. Хватит об испарителе! Много чести! Предприниматель обвёл участок дёрганым взглядом. К горлу подбиралась паника. Мысль бесконтрольно тянулась к участку соседа, Михаила Борисовича, на котором был установлен вертикальный – вертикальный! – газгольдер, занимающий в три раза меньше места при том же объёме и без всякого испарителя сохраняющий работоспособность в суровые морозы.

Лучи жаркого июньского солнца стекали за воротник. Пахло сочной травой, эхом утреннего дождя и нерешённой проблемой. Щиток испарителя, на двух опорах возвышающийся около горловины газгольдера, выглядел почти враждебно, он словно зло усмехался: «Ха, беседку он захотел! Ха, баню!». Константин стиснул зубы и несколько раз болезненно стукнул себя кулаком по лбу.

Плакали его мечты о бане, сарае или беседке. Нет свободного места. Нет.
С этим фактом придётся мириться, как с фактом наличия испарителя, или…
…или решиться на кардинальные перемены.
На звонок в компанию «Терриком».
 

 

Беседка удалась на славу. Слабость в теле была приятной, как усталость выполненного дела, утомление от хорошо сделанной работы.

Но главную оценку трудам Михаила Борисовича всегда выносила супруга.
– Теперь точно останусь, – улыбнулась Валентина. – С такой-то красотой.
– На лето? – спросил Михаил Борисович.
– Навсегда, – ответила супруга.
– А как же работа?
– На полставки ушла. Буду дистанционно работать, статьи слать. Всё с издателем оговорено.
Валентина шагнула к мужу. На ней была «дачная» одежда – спортивные штаны, футболка и бейсболка. Михаил Борисович обнял супругу и пригласил в тенёк беседки. Супруги уселись на скамейку у глухой стены, предусмотренной для помехи ветру.
На столике их ждал лимонад.
– Ах ты ж! – донеслось из-за забора.
С ограды вспорхнули птицы, поднялись в небесный зной.
Тонкие брови Валентины приподнялись:
– Что там у Костика?
– Да всё мучается со своим горизонтальным газгольдером. Как-то ползимы в холодном доме провёл, пока испарителя дождался. Теперь вот развернуться на участке не может из-за габаритов резервуара.
– Бедняга.
Михаил Борисович кивнул, взял кувшин с лимонадом, в котором таяли кубика льда, и наполнил два высоких стакана. Шестиугольная деревянная беседка окутывала уютной прохладой.
– А давай Костика в гости позовём? У меня и пирог на подходе, – предложила Валентина, глядя на мужа. В глазах супруги решение уже было оформлено и утверждено, оставалась сущая формальность – одобрение Михаила Борисовича.
– А давай, – улыбнулся профессор.
– Ну, тогда зови. А я на кухню!

 

– Хорошо тут у вас, – сказал Константин.
Михаил Борисович словно и не услышал. Настроился на какую-то мысль, обкатывал её в голове.
– Я вот о чём думал, Костик, – сказал он. – Интересно порой звучат некоторые выражения, применённые к той или иной ситуации. Взять вот наши газгольдеры. «Размер не имеет значение» – есть такое выражение, но пример наших участков и газгольдеров опровергает его.
– Размер имеет значение, да, – кивнул Константин, проводя пальцами по пропитанному олифой столбу беседки. – Фактор габаритов, что тут ещё скажешь. Реальная проблема, сам прочувствовал. А беседку ты ладную сделал, Борисович. Молодец.
– И ты себе сделаешь, – уверил Михаил Борисович.
– Хм… «горизонталку» надо выкапывать, с «вертикалкой» возиться.
– Не надо с ней возиться. Приедут ребята из «Террикома» – всё сделают за день.
Константин всё ещё сомневался.
– А испаритель… столько денег вбухал, жалко ведь…
– В том-то и дело, что вбухал. Как в прорубь кинул. На память оставишь, как раритет. Видел я, что с этими испарителями через пару лет случается: камера в дуршлаг превращается, и газ туманом по участку расползается.
– Да ладно…

Михаил Борисович кивнул. Профессор выглядел умиротворённым и немного сонным. Беседку обступали липы и цветущие вишни, небольшой садик с цветниками радовал взгляд, и где-то в центре этого цветника пряталась под декоративным камнем «шляпа» вертикального газгольдера «Антонио Мерлони».

Соседи пили чай, глядя как солнце опускается за крыши поселковых домов. А когда на крыльце появилась супруга Михаила Борисовича с яблочным пирогом и кувшином морса, Константин уже не хмурился, а улыбался – он принял решение и теперь хотел насладиться лёгкой беседой и хорошей компанией.

 
 
 
2717 
просмотров
 
 
 


Корзина  

Нет продуктов

Всего 0,00 €

Оформить

Поиск по сайту

© 1998-2017 ГК "Терриком". Все права защищены.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Crediting
 X
Закажите обратный звонок

Наш сотрудник позвонит и ответит на ваши вопросы. Это быстро и бесплатно!

Заказать звонок