Московский газовый завод: памятник, который не нужен городу.

Платформы Курского вокзала. Нижний Сусальный переулок, 5. Вы здесь впервые? Тогда не стойте – заходите, заходите. От взглядов с переулка заводской комплекс словно прячется. А вот прошедших внутрь – вознаграждает: авангардной красотой, дыханием истории, укромной тишиной, несмотря на близость Садового кольца и железной дороги.

Московский газовый завод
(рис. 31.1 – Московский газовый завод)

Перед вами памятник промышленной архитектуры 19-20 веков: Московский газовый завод. На территории завода сохранились старинные газгольдеры и заводские корпуса, перекрытия которых проектировал инженер В. Г. Шухов. На газгольдере – вовсе не часы, а индикатор, показывающий уровень заполнения бака (такой же есть на венских газгольдерах).

В 19 веке Европа перешла с керосиновых фонарей на газовые. Россия, разумеется, отставать не собиралась. Строительство Московского завода по производству «светильного» газа в районе Курского вокзала началось в полном соответствии с контрактом 24 июля 1865 года.

Московский газовый завод строился по типовой для того времени схеме выработки «светильного» газа, получаемого сухой перегонкой каменного угля (доставляемого из Великобритании). В ретортных печах без доступа воздуха уголь нагревался до температуры 1100 °С (требуемую температуру получали использованием генераторного газа, вырабатывающегося в специальных генераторах). В состав завода входили газовые печи, здание охлаждения и очистки газа, здание счётчиков и регуляторов давления газа в городской сети, основные и вспомогательные газгольдеры для хранения газа.

Первыми возвели заводские корпуса – сооружения, состоящие из нескольких цехов и предназначенные для производства газа из угля. Вдоль Нижнего Сусального переулка выросли двухэтажные корпуса: конторский и для рабочих. Газгольдеры (четыре кирпичных строения: 20 м высотой, 10м глубиной и 40 м в диаметре) построили по проекту архитектора Рудольфа Бернгарда, профессора Санкт-Петербургского Института гражданских инженеров. Заводской корпус расположился между зданием конторы и газгольдерами. Расположение рядом с железной дорогой, в центре города облегчало подачу газа в городской центр, а также давало возможность поставлять угль железнодорожными путями.

Голландский предприниматель А. Букье и английский инженер Н. Гольдсмит – вот кому обязан рождением самый большой в мире завод по производству «светильного» газа. Букье и Гольдсмит победили в торгах на получение концессии по освещению «текучим» газом Москвы. Именно они выкупили в 1865 году часть огородов Кобыльской слободы на берегу речки Черногрязки и начали строительство.
А уже 25 декабря 1866 года на Кузнецком мосту было произведено пробное освещение. Торжественное открытие «газификации» состоялось через два дня. Случилось! Первый газовый фонарь зажёгся у Архангельского собора в Кремле. К 1868 году Москву освещало более трёх тысяч газовых фонарей, оснащённых простой разрезной горелкой с силой света до двенадцати свечей.

Несмотря на успешный запуск, англичане несли колоссальные убытки – жители Москвы не торопились прибегать в домах к помощи дорогого газа (необходимость глубокой очистки газа и применение импортного угля явно не удешевляли получаемый продукт). К тому же бойко распространялись слухи о вредности газа, исходившие от торговцев керосином. Рентабельность всего предприятия была катастрофически низкой. Поднятие аренды не помогло, и в 1888 году концессия перешла от Английской компании к Генеральному Французскому и Континентальному Обществу освещения.

В 1893 году на территории завода строятся дополнительные здания (архитекторы проектов: М.К. Геппенер, Н.П. Милюков и М.П. Степанов). В 1905 году завод переходит к городу – истекает срока контракта. Используется донецкий уголь, лёд недоверия к газовому топливу сломлен, газ шире применяется в промышленности и быту. К этому времени в Москве функционирует 9000 газовых фонарей, около 3700 частных потребителей, но дело уже основательно запущено, сеть газовых труб даёт ощутимую утечку газа (четверть годового расхода).

И поэтому в 1911 году Московской городской думой принимается решение выделить средства на реконструкцию и развитие газового завода. Четыре миллиона рублей идут на увеличение мощности завода – возводятся дополнительный газгольдер и шесть новых заводских корпусов (проекты инженера В.Г. Шухова). Строятся аппаратное и ретортное отделения, завод водяного газа и аммиачный завод, сооружения для очистки газа от примесей, завод счётчиков. Перестроен конторский корпус. Реконструкция завершается в 1914 году, а производственные мощности возрастают почти в полтора раза.

В 1931 Московский газовый завод вновь реконструируется: строится ряд вспомогательных цехов и здание газогенератора, устанавливается оборудование для производства водяного и генераторного газа.

До середины 20 века Московский газовый завод «питает» Москву газом, а потом перестраивается сначала на выпуск ракетных сопл, а после на производство запорной газовой арматуры. Хозяином территории становится ОАО «Арма», и завод практически прекращает выпуск продукции в конце девяностых. Корпуса предприятия обрастают многочисленными пристройками, в газгольдерах прорубаются окна и делаются перекрытия.

В новом тысячелетии производство останавливается, а заводские площади облюбовывают арендаторы: дизайн-студии, художественные галереи, редакции журналов, музыкальные коллективы и торговые предприятия.

Ансамбль завода, являясь ценным градоформирующим объектом, тем ни менее не застрахован от забытья. Это памятник, который, похоже, не нужен городу. С изрядной долей скепсиса видится развитие территории Московского газового завода по европейскому образцу, подобно бывшим заводам и фабрикам районов Сохо и Челси.

Венские газометры
(рис. 31.2 – Венские газометры)

Невольно позавидуешь судьбе промышленных зон в Европе. Так Зиммеринг (одиннадцатый район Вены) постоянно полон туристов, желающих побывать внутри газгольдеров. А местный комплекс «Газометр» – самобытный альянс развлекательных центров, жилья и магазинов. Газгольдерам в Вене дарована новая жизнь – официальное открытие преображённого комплекса состоялось в 2001 году.

Но, но, но… Уровень рентабельности, соотносимый с европейскими городами, и долговременные вложения в России никого не устраивают. Легче пойти по пути сноса. Печально, но факт. Так в ходе ремонтных работ были утрачены интерьеры конструктивистского дворца культуры завода «Серп и Молот», а старейший деревянный дом Москвы, где во время войны 1812 года печатались бюллетени и воззвания Наполеона, был разобран.

В августе 2008 года историко-культурный экспертный совет Москомнаследия рассмотрел заявку постановления Московского газового завода на охрану, как образца промышленной архитектуры. Решение: только пять газгольдеров и два корпуса могут быть удостоены звания исторически ценных градоформирующих объектов. Остальные же здания (которых немало!) ценности, по мнению совета, не имеют. Итог: бывший Московский завод по производству «светильного» газа – не исторический комплекс, не охраняемый законом образец промышленной архитектуры. А всего лишь – отдельные корпуса.

Что вырастет на месте завода: модный квартал, крупный культурный центр или новый офисный центр? Во что превратятся памятники газоснабжения – круглые кирпичные здания газгольдеров? В подсвеченные цилиндры? Первостепенными объектами для Москвы, как известно, являются офисы.

В отличие от Вены. И Челси.
Жаль.
Исторические здания не должны обосновывать своё право на жизнь. Аргументы должны быть слышны от сторонников сноса. Автономное газоснабжение на базе газгольдеров стремительно входит в жизнь россиян, его история остаётся беззащитной. Спасётся ли Московский газовый завод?

 
 
 
6363 
просмотра
 
 
 


Корзина  

Нет продуктов

Всего 0,00 €

Оформить

Поиск по сайту

© 1998-2017 ГК "Терриком". Все права защищены.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Crediting
 X
Закажите обратный звонок

Наш сотрудник позвонит и ответит на ваши вопросы. Это быстро и бесплатно!

Заказать звонок