Вердикт зимы

В объединённую с гостиной кухню падал солнечный свет. Над вазочкой с печеньем и пряниками сияло воодушевлением лицо Константина.

– Горизонтальный газгольдер буду ставить и тебе, Борисович, советую. Экономия – она и в Африке, и в России экономия, так ведь, профессор?

– Как бы ни аукнулась она, Костик, эта экономия, как бы ни отозвалась непредвиденными тратами.

Михаил Борисович задумчиво пригладил аккуратную седую бородку, из-за которой сосед Константин часто величал его профессором. Впрочем, Михаил Борисович действительно преподавал раньше в техническом университете, а теперь – вот, свой дом, природа, осталось лишь газифицировать, к зиме подготовить.

– А я на вертикальном резервуаре «Антонио Мерлони» остановлюсь, - сказал профессор. – Долговечные, надёжные, газ выпаривают даже при минус сорока градусах. С ценой ведь как, Костик? Её с качеством надобно сравнивать, а не с другой ценой.

Константин лишь пожал плечами: мол, как знаешь, профессор. Даже сидя за круглым кухонным столом и неспешно попивая чай, хозяин частного дома производил впечатление неугомонного человека, всюду ищущего обходные пути и варианты экономии. В данный момент на повестке дня стоял вопрос автономной газификации дома. Константин решил: горизонтальный газгольдер от отечественных производителей.

– Качество? Мне красивая вещь не нужна, функции свои выполняет – и ладно. Зачем платить больше?
В формулировке «Зачем платить больше?» Михаил Борисович, приглашённый соседом на чаепитие, видел скрытую угрозу. Он подумал о треснувшей свинье-копилке, все сбережения которой обесценились.
– Твою позицию я знаю, – кивнул он. – Но хочу предостеречь. Ты вот видишь в качестве просто красивую картинку, внешний вид, но посмотри на него, как на показатель работоспособности.
– Вот куплю, установлю – и посмотрим! А на сэкономленные деньжата банкет закачу!
– Константин улыбнулся. – Качественный банкет!

Михаил Борисович лишь покачал головой. Эх, молодо-зелено. Профессор глянул в окно, где на зелёной лужайке высились саженцы фруктовых деревьев, и сделал глоток душистого чая. Надо отметить, что на чае Константин не экономил.

 

Вечером того же дня Михаил Борисович включил компьютер и открыл окно «Skype».
Вчера он подробно изучил «начинку» сайта antonio-merloni.ru: прочитал отзывы клиентов, статьи и информационные тексты, дающие полное представление о системе автономного газоснабжения, сердцем которой являлся итальянский газгольдер. Статья «Как сделать заказ» доходчиво объяснила порядок действий при покупке газового резервуара.

Официальным представителем концерна «Antonio Merloni» в России («на Родине», как часто говаривал Михаил Борисович) выступала группа компаний «Терриком», офис которой находился в Москве. Клиент мог сделать заказ через интернет-магазин или «голосом», пообщавшись со специалистом ГК «Терриком» по телефону или «Скайпу».

Михаил Борисович выбрал второй вариант. Он боялся, что звонок не примут – часы показывали 17:58, а рабочее время менеджеров компании заканчивалось в 18:00 (согласно статье).

Михаил Борисович услышал сигнал соединения. В голосе принявшего звонок специалиста не было и намёка на спешку. Вместе с Михаилом Борисовичем менеджер прошёл все этапы оформления заказа: ориентируясь на площадь дома, выбрал готовое решение, составил перечень дополнительных услуг, заполнил поля контактной информации. Оговорили нюансы. Пять минут – и готово. Шестерни механизма закрутились – компания приняла заказ.
Остаток дня Михаил Борисович провёл за чтением и приятными мыслями о скорой газификации.

Утром на его электронный адрес пришло письмо от ГК «Терриком».

Не одно, а целых два готовых коммерческих предложения: варианты с одним 5000-литрым газгольдером и каскадом из двух 2250-литровых ёмкостей, осуществляющих надёжное резервирование. «Надёжность» – Михаил Борисович любил это слово. Как и слово «выбор».

Он остановился на коммерческом предложении с двумя газгольдерами. Снова позвонил в офис компании и назвал номер предложения.Через день после оплаты счёта, в гости к профессору (с договором он ознакомился в электронном виде – никаких проблем и подводных камней) пожаловала бригада монтажников с двумя вертикальными газгольдерами на борту манипулятора.

 

Стоя на крыльце, Константин грелся в лучах июльского солнца, излишне настырного, если уж на то пошло, но птицам и зелени нравилось. Солнцу не прикажешь сбавить температурный режим, здесь грань дозволенного определяет небо. Константин мог отвечать лишь за себя: свои поступки и решения.

Выгоду от одного из них предприниматель ожидал ощутить сегодня. Он повернул голову и посмотрел на свою частную обитель.

Двухэтажный дом привык к подобным рассудительно-оценочным взглядам. Кирпичная коробка без изысков, тёмно-красные тона. Да, в доме не чувствовалось лёгкости французского стиля, обожающего сводчатые двери и окна. Да, не было стеклянных стен и солнечных батарей на крыше. Не было теплоты дерева или свежести отделочного камня. Но Константин видел не красоту экстерьера, а красоту экономии. Это его полностью устраивало.

От дома бежала мощёная дорожка, бежала к распахнутым воротам, в которые как раз въезжал манипулятор с горизонтальным газгольдером в кузове.

 

Когда уехали монтажники, солнце клонилось к горизонту. Константин ещё какое-то время оставался во дворе. Стоя возле газового ввода, скрывающегося в цоколе здания, он смотрел на дом профессора. За забором возвышалось двухэтажное деревянное строение с резными ставнями и массивным крыльцом. Систему независимого газоснабжения профессору сладили на прошлой неделе, смонтировали ладно и быстро, не в пример сегодняшним мучениям бригады нанятых Константином специалистов, но…

…«экономия!» – напомнил себе Константин. «Горизонтальный или вертикальный, какая разница? Теперь мы оба при автономном газе, а я ещё и денег сберёг! А теперь – отпраздновать, как и обещал!»

Константин сбегал на кухню и вернулся во двор с большой корзиной: фрукты, колбасы, сыры, икра, коньяк. Устроился на расстеленном поверх травы одеяле, подмигнул соседскому дому: «Чайком балуешься, да, профессор? С твоим дорогим вертикальным газгольдером не напразднуешься».

Горизонтальный или вертикальный…
Разницу Константин почувствовал, когда пришла зима.

 

За окном сыпала снежная крупа, выйди на улицу – захрустит под ногами, защиплет кожу, заметёт, закружит. Белые хлопья покрывали окрестности, воздух между домами промерзал до ледяной паутины, воспоминания о тепле делались далёкими и желанно-сладкими.

Зима вынесла свой вердикт. «Летняя» экономия оставила дом Константина без тепла, с перспективой новых расходов. Более дешёвый горизонтальный газгольдер не справился с суровыми морозами: подвела производительность.

Системы остановились, дом стоял стылый, хозяин, словно черенок капусты, тонул в тёплых вещах и жалобах.
– Даже не буду говорить, что предупреждал, – сказал Михаил Борисович, услышав о проблеме Константина. – Экономия – это конечно неплохо, но экономить, Костик, надобно на перспективу, поглядывая в будущее.

– Да ведь такой же резервуар, как у вас, бочка для газа, только горизонтальная! Чего не хватает? Почему твой фурычит, а мой нет?
Профессор поправил очки и подлил Константину чая с мятой. В доме было тепло и уютно, на столе исходил паром самовар. Константин завистливо поглядывал на работающий газовый конвектор.
– Бочка, да непростая. Помнишь, я говорил о качестве, как о показателе работоспособности? И про температуру, при которой вертикальный газгольдер «Антонио Мерлони» продолжает выпаривать газ, тоже упоминал. Что, не помнишь? Тогда послушай ещё раз, и на термометр глянь… Сколько? Двадцать восемь? Во!

– Что «во»?
– Знаешь, для каких регионов разработаны горизонтальные газгольдеры? Для южных. А если от юга отбился, будь добр использовать их там, где температура ниже минус двадцати не падает. Иначе… твой случай, Костик.

– Да, сплоховал я, Борисович. Сплоховал.
– Ну, на ошибках учатся. Никогда ведь не поздно.
– Ошибаться?
 

Михаил Борисович по-отечески покачал головой.
– Учиться. Выводы правильные делать. Газгольдер газгольдеру рознь, как ты уже понял.
– Но меня уверяли! – взорвался Константин, направляя свой гнев в недосягаемый адрес установившей горизонтальный газгольдер компании. – Площадь зеркала жидкости! Конфигурация!
– Производительность не зависит от площади поверхности жидкого газа. Никоим образом.
– А от чего зависит?
– От температуры, Костик. Когда имеешь дело с закрытыми резервуарами под давлением, то на выпаривание газа влияет только температура. Чем она выше, тем интенсивнее идёт выпаривание, тем выше производительность газгольдера. Всё просто. Вертикальные газгольдеры «Антонио Мерлони» – это ответ суровым российским зимам.

– До минус сорока выпаривают? – спросил Константин, наконец-то припоминая детали прошлого разговора о газгольдерах.

Михаил Борисович кивнул.
– А за стабильное давление, Костик, в итальянских резервуарах отвечают редукторы. Полный газгольдер или почти пустой – давление будет одинаково. И это тоже играет на руку производительности.
Константин сидел задумчивый, печенье в его руке уже несколько минут оставалось нетронутым. «Лекцию» профессора он слушал с прилежностью покорного ученика.
– Оборудование должно работать, – сказал он тихо, скорей, сам себе. – И качество должно работать – на хозяина оборудования. Как ты сказал… экономить надо на перспективу?
– Именно, – улыбнулся Михаил Борисович и потянулся к кранику самовара. – А визитку компании «Терриком» я тебе после чаепития презентую.

 
 
 
3276 
просмотров
 
 
 


Корзина  

Нет продуктов

Всего 0,00 €

Оформить

Поиск по сайту

© 1998-2017 ГК "Терриком". Все права защищены.

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Crediting
 X
Закажите обратный звонок

Наш сотрудник позвонит и ответит на ваши вопросы. Это быстро и бесплатно!

Заказать звонок